понедельник, 11 апреля 2016 г.

Кого слушать?

В нежно мной любимой в ранней юности «Испанской балладе» есть такой эпизод. Один из центральных персонажей по имени Иегуда становится перед дилеммой: оставаться или бежать. На одной чаше весов оказались его представления о чести дочери и семьи в целом, на другой – начатое со всем его могучим деятельным жаром огромное и красивое дело. В растерянности (как ему кажется) он приходит за советом к своему другу Мусе, совсем не деятельному, но чрезвычайно мудрому человеку. И Муса, глядя на него, думает примерно следующее:

Вот он стоит передо мной искренне разгневанный и хочет, чтоб я разубедил его в его гневе и опроверг его нравственные доводы. В душе он решил остаться. В душе он, должно быть, тоже знает, что жертва, которую требуют от него и его дочери, не так уж огромна. Но если я не смогу убедить его разумными словами, он, дабы он сам и другие любовались величием его души и его миссией, все же выберет ложный путь и уедет во имя «счастья» дочери.

Все кончилось хорошо, Иегуда остался и продолжил дело своей жизни. Которое, правда, в итоге привело его к смерти, но все было не зря и не напрасно.

Очевидно, Иегуда пришел за советом именно к Мусе неспроста. В душе он знал, какой именно совет хочет услышать, в какой позиции утвердиться, и пришел к тому, кто смог поддержать ту часть дилеммы, за которую он сам внутренне ратовал. Откуда же он заранее знал, какой совет получит?


А вот тут как раз нет никакой загадки. Дело в том, что каждый живой человек все время что-то фонит. В том смысле, что он постоянно, с перерывом только на сон, подает в окружающий мир некоторые сигналы. Эти сигналы есть не что иное, как отголоски его внутреннего монолога, некого любимого набора тем и посылов, которые он в данный период проживает. Очевидно, Муса фонил такую ценностную платформу, в которой Иегуда находил уверенность, опору и вдохновение к действию. За фрагментом этой платформы, посвященным своей конкретной ситуации, он и пришел, его и получил.

Значимых тем для внутреннего монолога как правило немного, может быть и вовсе одна, главная. Внутренний монолог никогда не затухает, и его содержание окрашивает все то, что человек выдает во внешний мир. Надо ли говорить, что огромное множество тем, которыми люди фонят всю жизнь, происходит из детства, особенно если с ними в сознательном возрасте ничего не делать?

Спрятать такое практически невозможно. Не слышит, не чует этот фон только тот, кто вовсе не слушает. Но если слушать, то, с той же легкостью, с которой мы распознаем эмоции людей, говорящих на неизвестном нам языке, мы считываем темы внутренних монологов друг друга. Ругает ли с сердцем наш собеседник правительство, хвалит ли убежденно свою неказистую жену, умничает ли своими познаниями, многозначительно ли молчит, выдает ли свое наболевшее утверждение, слабо закамуфлированное под вопрос, пересказывает ли в седьмой раз будто бы нейтральную историю – то, что он на самом деле хочет сказать, то, что между строк, его истинное послание, фрагмент его внутреннего монолога, нам в ощущениях предельно ясен. Даже когда ни он, ни мы его не формулируем.

К примеру, если человек пережил предательство близкого и для него это явилось тяжелым эмоциональным потрясением, то он какое-то время будет, вероятно, фонить недоверие. Недоверием будут окрашены его мнения и советы, недоверие, даже не высказанное прямо, будет встроено во все прочие материи, о которых он говорит и которых касается. Его слова и суждения на конкретную тему могут быть, формально говоря, разумными и по делу, он может, конечно, оставаться прекрасным здравым профессионалом. Но чуть шаг в сторону общечеловеческого, житейского - и то, чем он фонит, будет независимо от предмета разговора пронизывать того, кто слишком доверчиво слушает.

Потому что этот человек теперь живет в мире, где нет порядочности и никому нельзя слишком доверять, даже если сперва кажется, что можно. Ты с этим еще не столкнулся, но это вопрос времени, а я столкнулся, я знаю. И хотя это его личная история (а не моя и уж точно не всех людей на свете), его внутренний монолог, его драма, его мир - все равно! Если слушать такого человека достаточно долго и открыто, то есть все шансы самому постепенно переехать в мир, где никому нельзя верить. И если есть внутренняя дилемма "доверять-не доверять", то именно к нему мы пойдем за ясностью в том случае, когда боимся открыться и пораниться и хотим услышать «доводы разума» и прочие виды предостережений в подтверждение, в усиление своего страха. Так это работает.

И потому немного в жизни есть настолько важных вещей, как сознательный выбор тех, чей фон мы слушаем, воспринимаем и допускаем до сердца. О чем бы ни шла речь, именно этот фон, неистребимый, как радиация, будет влиять на нас в обход всех рациональных барьеров, тем сильнее, чем сильнее его носитель. Не буквой, но духом будет он передавать нам частичку своего генома, своей сигнатуры. И потому так важно слушать не кого попало, не кого получилось, не того, кто подвернулся и с кем проще и быстрее убить время, а того, чей душевный строй действительно стоит принять и перенять. Понимать, осознавать, какому влиянию мы подвергаемся, пока слушаем суть, а не слова, и всеми силами стараться слушать тех, чей внутренний монолог сообщает нам вдохновение стремиться к лучшему, склоняет к развитию, а не к деградации. Ведь tertium, как известно, non datur.

Комментариев нет:

Отправить комментарий