вторник, 19 сентября 2017 г.

Не-чемпионы

Есть известное эмпирическое правило для достижения совершенства в каком-то навыке: чтобы быть «в теме» чего-либо, нужно примерно 1000 часов практики, чуть больше или чуть меньше. Это 3 года по часу в день, или год по 3 часа в день. То есть если в течение часа каждый божий день, без праздников и каникул, учить, к примеру, французский язык, то через три года мы, без сомнений, сможем на нем объясниться с настоящими живыми французами. Нас нельзя будет принять за коренных парижан, но о беспомощности речи уже не будет. Далее – мастерский или чемпионский уровень – это 10,000 и более часов, или 10 лет по 3 часа в день, или 5 лет по 6 часов, и так далее. При том, что карьера профессионального спортсмена длится примерно 10 лет, в которые он, если повезет, и выиграет свое олимпийское золото, то с некоторыми вариациями и отступлениями от среднего это правило интуитивно имеет смысл. Удивительным образом это применимо практически ко всем занятиям на свете, от искусства до тибетской медитации.

В связи с этим возникает вот какой вопрос. Большинство людей работают старый добрый восьмичасовой рабочий день, что есть 2000 часов в год. То есть за какие-то 5-7 лет буквально каждый из нас должен стать настоящим мастером в том, что он делает. Великий Джойс потратил на написание Улисса около 20 тысяч часов в течение 8 лет. Это всего 48 часов в неделю, немногим более стандартного офисного распорядка. А, скажем, Мураками известен тем, что работает ровно по 6 часов в день. Это даже меньше, чем обычно вынуждены мы. Ясно, что не каждый первый может стать Джойсом или Мураками. Однако почему так ничтожно мало людей становится, по крайней мере, чемпионской версией самого себя? Мало стараемся?
На то есть две мощные причины. Если коротко, мы делаем не то и не так.

Вот что зачастую происходит с нашей профильной работой: мы достигаем чемпионства, просто в очень уж непочетной номинации. Мы выбираем совершенствование в том, чтобы, к примеру, быть винтиком корпоративной машины, а в свободное время ездить на юга. И в организации своей жизни по этим лекалам мы достигаем успехов ошеломляюще быстро! Какие там десять тысяч часов! Три-четыре года практики с хорошими примерами перед глазами – и мы настоящие мастера! Научиться писать классные тексты, или хорошо играть на флейте, или писать темперой – это действительно сложный процесс, много сил, много работы. Но корректно отвечать на электронную почту и коллекционировать настенные тарелочки – проще простого. Наша проблема не в том, что мы недостаточно тратим времени, сил и стараний. Как раз наоборот: нашего потенциала слишком много для того, чему мы себя посвящаем. Мы учимся и практикуемся в том, что немного стоит само по себе и потому требует немного сил, и чемпионство здесь не приносит нам ни радости, ни величия. И в этом первая причина нашего не-чемпионства: в нашей деятельности порой нет самого понятия чемпионства, как невозможно быть чемпионом по просмотру телевизора.

Но это не все, к сожалению. Тут стоит вот с чем разобраться. Есть на свете понятие хобби, под которым подразумевают два вида занятий. Один вид, к примеру, коллекционирование марок, а другой – игра на саксофоне в нерабочее время. Коллекционирование марок – тема недостаточно глубокая сама по себе, это то самое поле, где настоящих чемпионов не бывает за отсутствием «состава чемпионства». Об этом мы уже поговорили, и черт с ним. Но саксофон – тема бездонная, и гениальных ориентиров тут полно, и играть на нем можно по-настоящему, даже по вечерам. То есть, играя на саксофоне, теоретически можно посмотреть в глаза истине. И кто думает, что это не так, тот, вероятно, никогда не слышал ни Чарли Паркера, ни Декстера Гордона, ни Кэнноболла Эддерли. Но саксофон также можно превратить и в коллекционирование марок: сегодня играем на саксофоне, завтра на ложках, послезавтра на собачью выставку, а в выходные роспись по шелку и холотропное дыхание. Тут смотря как взяться и что выбрать.

Скажем для ясности так. Любитель потому любитель, что в своем занятии он только кайфует вместо того, чтобы искать совершенство. При этом  профессионал не должен непременно получать деньги, или не иметь другой работы, или работать не менее 40 часов в неделю. А должен всего лишь неустанно и целенаправленно двигаться вперед, со всеми вытекающими: осознавать, в какую сторону прогресс, учиться у реализованных людей, быть в известном смысле вечно собой недовольным и проч. И тогда его процесс – это настоящая полноценная деятельность, которая обладает рядом счастливых свойств. Она позволяет раскрыться каждому, кто добросовестно старается, она наделяет деятеля и смыслом, и ощущением успеха, и горизонтами для развития, и становится неотъемлемой частью его карты действительности, и неожиданным образом обогащает все другие компоненты его жизни, и дает возможность всю жизнь оставаться учеником, и много еще чего другого, чего лишен любитель. Любитель же в каждый момент времени вполне собой доволен, ничего не ищет, ни чему не стремиться, не порождает никаких новых смыслов, и процессе своего любительства никак не меняется сам. Если коротко, он просто нескучно убивает время.

Именно так мы порой занимаемся свой вполне профильной, основной, якобы профессиональной деятельностью – как любители, не стремясь, не улучшаясь, не меняясь, не воспринимая то, что мы делаем, как инструмент познания мира, не чуя эстетику того, на что уходят наши лучшие часы и годы. И в этом вторая причина того, почему мы не становимся чемпионами. Любители чемпионами не бывают.


Комментариев нет:

Отправить комментарий