суббота, 11 ноября 2017 г.

Дары

Эдисон якобы сказал: гений это 1 процент вдохновения и 99 процентов потения. Приблизительно того же мнения был кокетка-Ремарк, только, будучи натурой художественной, выразился несколько более цветасто: писательство — это на десять процентов талант и на девяносто процентов задница. Предполагаю, что это по большому счету неправда, но неправда со смыслом.

Для начала надо понимать: что не дано – то не дано, и если нет этих десяти, одного или даже полпроцента, то никакая адова работа не принесет гениальных плодов. Искра, заряд, ядро – это по-прежнему чистый безусловный дар. А что же дальше? Говорят, что дальше тоже дары (не стоит заблуждаться!), но на этот раз дары с условиями.



Ну то есть, часть даров (от Всевышнего?) сразу с нами. Мы открыли глаза – а они тут как тут, будто всегда были. Это и есть эдисоновский один процент, наживка, так сказать. То, что принято называть талантом, вдохновением и прочим нетрудовым, незаслуженным возвышением над обычными людьми. А остальные 99 процентов переправляются на наше имя по почте, все с разной скоростью и на разных условиях. Проще говоря, остальное нужно так или иначе заслужить. Часть нам принесет курьер, прямо домой, нужно просто не проспать и открыть ему дверь. Часть можно забрать, придя на почту с паспортом. Часть нужно выкупить с центрального почтамта, ибо они пришли наложным платежом. Часть необходимо подвергнуть долгой, мучительной и дорогой растаможке. А часть предполагается для нас, но так и не была нам отправлена и по-прежнему находится у Посылающего. При случае передаст лично в руки к нашей несомненной радости.

При этом бессмысленно приходить на почту или на таможню и требовать посылку, если на наше имя ее нет (а такой риск всегда присутствует, ибо почем же нам знать наверняка?). То есть упорством и прилежанием, трудолюбием и концентрацией можно в конце концов получить только то, что нам положено, но никогда не чужое. В этом смысле на почте работают чрезвычайно строгие и принципиальные люди, и чужого у них не выпросишь. Но даже эпопея получения «своего» настолько порой трудна и драматична, что вызывает ощущение личного достижения, а не отоваривания подаренных нам почтовых квитанций. В каком-то смысле в этом состоит цель нашей жизни: выяснить, что за посылки пришли на наше имя, получить их и мудро ими распорядиться. И наши плюс-минус 80 лет срока - не так уж много для осуществления этих непростых задач.

Мне думается, что высказывание про 1 и 99% хорошо определят то, как нам стоит к своим талантам относиться. Можно реализовать тот 1%, что от рождения при нас, и это будет прекрасно. Мы смачно поиграемся в то, что нам выдано, проедим свой аванс и неплохо проведем время. Но автор высказывания намекает, что как раз не худо бы то, что дано без условий, развить, разработать, продвинуть и в итоге заслужить что-то действительно стоящее (из того, конечно, что полагается). В этом смысле 1% – это всего лишь обозначение направления, в котором стоит прилагать усилия. Это стартовая, а не финишная позиция, тема, которой стоит заниматься в полную силу. 

Часто мы, завидуя чужому таланту, завидуем зачем-то легкости, с которой совершаются первые шаги. Весьма глупо! Велик и стремителен наш прогресс практически в любой сфере в первый год, потому что мы лишь оживляем те навыки, что уже наши, и никакого качественно нового «набора высоты» здесь не происходит. Велик соблазн только лишь снимать сливки с очередного занятия и переключаться на что-нибудь другое, как только увядает пленительный вкус новизны, как только истощился задел из рассыпанных там и здесь полупроцентиков аванса, как только закончились мягкие поверхностные слои и начался настоящий гранит. Именно здесь все трудности: ошибки, обманутые ожидания, мучительные откаты на казалось бы давно взятые рубежи. Гранит сдается медленно, по сантиметру. Но только это и есть настоящий прогресс. И людей, которые рубят свой гранит, хорошо видно не только по большим достижениям, но и по ошибкам, по трудностям, по вечному состоянию поиска, по объему проделанной работы.

И потому завидовать в пору определенности, тому, что человек ясно понял, что ему пришли за посылки. Бытовым языком это называется «найти свое призвание». Призвание – это такой специальный вид трудностей, который не приносит страдания. То есть трудности, и порой тяжкие, есть, а страданий при этом нет. Хотя бытовой логикой такую ситуацию охватить трудно, примеров вокруг нас полно. Скажем, врач. Сутками не спит, платят ему копейки, ответственность за чужие жизни – колоссальная, а условий, чтобы эту ответственность достойно нести – никаких, делает, как правило, типовые вещи, а люди живут и умирают, как им вздумается. И в целом жизнь-то у него не сахар. Но все это лишь трудности. А страдания начнутся, если он при этом по своей природе не должен быть врачом, а просто ходит на работу. Или вот, к примеру, пианист Александр Гиндин утверждает, что раз 30 за сезон играет второй концерт Рахманинова, и это только на публику. И каждый раз – с полным вовлечением. И не надоедает ему, потому, что это его призвание. А не было бы – тот же самый процесс казался бы ему страшной, скучнейшей рутиной, которая мертвит душу и тупит мозг. Конечно, рутина. Но это – его рутина! Найти призвание и означает – найти свою рутину, свои трудности, свою бесконечную дорогу. И, продвигаясь по этой дороге, вызволять к жизни свои дары. Как Эдисон, и Ремарк, и множество других.


Комментариев нет:

Отправить комментарий