пятница, 5 февраля 2016 г.

Прощание

И попрощаться в этот час,
когда б ни пробил он, поверь,
Не будет времени у нас.
Мы попрощаемся – теперь.

Щербаков

Лет 20 назад закрывалось мое учебное заведение в центральном Нью-Джерси. Все куда-то переводились, в том числе и я. У всех маячила новая жизнь. Хорошо помню, как тяжко и нерадостно дался мне год, что я там провел, как я не любил это место и хороших, но совершенно неродных и ненужных мне на тот момент людей, которые его наполняли. Казалось бы, совершенно не о чем сожалеть. И все же когда пришел день и час расставания, мы тепло и искренние прощались, чувствуя подступающие слезы, сквозь которые мы смотрели друг на друга несколько иными глазами, понимая, что что-то неопределенной степени важности и ценности кончается, остается навсегда в этом никогда мной не любимом месте. По крайней мере, так смотрел я. И за то друг друга любят, что расстанутся навек.

Так больной человек, запертый в своей комнате, долгие недели рассматривает гадкие зеленые рисунки на обоях и знает их в таких пронзительных деталях, как никто на свете, и ненавидит их как свидетелей своей телесной немощи и тяжких душевных терзаний. Но когда приходит ему время покидать эту нелюбимую комнату-палату, стены эти вдруг кажутся такими родными и поддерживающими, и чувствует он, покидая их, нешуточную потерю, и нет-нет, да и шевельнется у него в сердце странная ностальгия, которую он месяц назад не мог бы себе вообразить.

Прощание внезапно. Не потому, что его нельзя предвидеть, а потому, что мы не хотим. Смотрим в другую сторону, не напрягаем фантазию, не пользуемся жизненным опытом. А, главное, не очень-то любим то, что есть. И если допросить нас на детекторе лжи, мы честно расскажем, что к чему. Как то или это в нашей жизни далеко от идеала, что могло быть и получше, и это нас сверобит и не дает жить радостно.

Работа могла бы приносить побольше удовлетворения, а наши действия – побольше отдачи. Родные люди могли бы излучать в нашу сторону побольше тепла и понимания и поменьше тянуть одеяло на себя. Друзья могли бы быть более интересными и благородными личностями и поменьше нас третировать пересказами какой-то своей бытовой фигни. Наше жилье могло бы быть попросторнее и расположено поближе к лесу, морю и центру города одновременно. Побольше могло бы быть денег, и времени, и смысла, а так – что-то все время лишнее, и чего-то не хватает. И не шелохнется самописец, не выдаст резкий зигзаг, мол, одумайся, помилосердствуй! Методично чудо-машина зафиксирует нашу дурацкую искренность, тот факт, что, говоря языком бытовым, мы говорим правду, хоть по большому счету бессовестно лжем.

А потом, в ординарный четверг, или вторник, без фанфар и спец эффектов, навсегда закончится некий этап нашей жизни. Новая квартира или работа, или страна проживания, или состояние здоровья, или люди какие-то одномоментно и невозвратно окажутся вне нашей жизни, и выяснится вдруг, что, хотя этим людям выделялось в нашей жизни не особенно почетное место, они там уже давно не чужие...

И станет грустно и стыдно. Грустно потому, что мы опять забыли, как все зыбко и временно, опять удобно расположились в воображаемом постоянстве, и людей этих, или работу, или жилье, невысоко ценили потому, что казалось – нам никуда от них не деться. А оказалось – очень деться.  А стыдно потому, что, отдавая им годы времени и внимания, мы их и не любили, и не отпускали. Ни прожить их толком не смогли, ни прогнать, только и смогли, что переждать. А ведь ничего нельзя пережидать, никакие этапы, даже очередь к зубному, даже стояние в пробках!

Что же делать нам у разбитого этого корыта? Уж конечно не обмениваться судорожно телефонами, чтобы на пару минут показалось, что расстаемся не навсегда. Но осознать то, что уже с нами, и что никто и никогда уже у нас не заберет. Глубоко вдохнув несколько раз, от сердца и желательно вслух, поблагодарить то или тех, что были. Честно выгрести остатки и подвести итоги, разобраться в том, что забираем из этого этапа жизни с собой дальше – все, чему научились, что поняли, что врезалось в память и стало частью нас, все, что произошло с нами на этом фоне, новое и неповторимое. Все то, из-за чего мы уже никогда не будем прежними.

Важная вещь это прощание, если правильно к нему относиться. Учит нас все ценить и ничего не ждать. В путь! С шелестом перевернуть страницу! С легким сердцем, животом и чемоданом на рассвете двинуться дальше. И хотя бы на какое-то время настроиться так, чтобы не пережидать, а проживать все, что приходит. Чтобы, не относясь к этому слишком серьезно, все же реагировать в полную силу на подарки и оплеухи, на взлеты и спады. Чтобы, не возлагая больших надежд на субботы и новые года, праздновать среды и пятницы. Чтобы не ждать ни вечеров, ни выходных, ни отпусков, ни свиданий, ни особых людей, ни крупных побед. Чтобы относиться ко всему и всем так, чтобы в прощании не было нужды. А потом все же попрощаться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий