суббота, 8 октября 2016 г.

Те, кто мы есть

5 января 2009 года немецкий миллиардер, один из богатейших людей Германии, отец четырех детей Адольф Меркле совершил самоубийство, бросившись под поезд около своего родного Блаубойрена. Причиной столь радикального поступка стала потеря им нескольких миллиардов евро в результате ошибочных финансовых вложений в пору мирового кризиса. Примечательно, что его состояние по-прежнему, даже после этих гомерических неудач, оценивалось почти в 10 миллиардов. Однако из-за чего-то этот человек почувствовал себя уже мертвым. Что-то, что он считал собой, перестало быть, и он счел необходимым привести свое физическое состояние в соответствие. 
Десятки мудрых людей и сотни мудрых книг говорят, что не стоит себя слишком уж с чем-то отождествлять. Мол, я – это просто я, а не русский/китаец/математик/директор/демократ/старик/успешный бизнесмен. Редукция своего я до подобной роли сводит нашу сложную и многоплановую сущность к некой упрощенной схеме. Следствие такой отождествления – затуманенная осознанность, подмененная правилами роли. Так проще, и так хуже, и чуть что неладно так с ролью - есть все шансы закончить жизнь, как херр Меркле. Теоретически все об этом в курсе, и не стоит повторяться.

Что, собственно, есть я - тема неисчерпаемая. Известен даже набор соображений, согласно которому нет такой сущности вообще, а есть общепринятая филологическая уловка, созданная для того, чтобы легче было в разговоре указывать на некого точечного деятеля и думателя, который единственный только и существует в каждый настоящий момент. Думающий думает, злящийся злится, плачущий плачет, пишущий пишет – для краткости говорят, мол, я – думаю, злюсь, пишу. Лично мне с этим жить сложновато; я не чувствую за этим интуитивной правды, а, напротив, чувствую груз и влияние того, что происходило раньше, до настоящего момента. Чувствую, что тот, что полчаса назад злился, а сейчас пишет – один и тот же субъект.

Кроме того, мозг устроен так, что осознать себя, не имея ориентиров для сравнения и сопоставления, ему крайне сложно. Нам всегда нужно положить рядом спичку, нужна система координат. Наше сознание – то главное, что отличает нас от животных (а вовсе не мягкая мочка уха, как могло бы сперва показаться) – в том и заключается, чтобы понять себя и свое место в мире, или хотя бы фрагмент этой мозаики. Оставим в покое людей с нимбом, которые чувствуют себя частью вселенной и ни в каких ориентирах на местности не нуждаются. Остальным же необходимо себя через что-то определять.

Главный общественно одобренный критерий самоопределения - это набор достижений. Мы - это совокупность того, что мы сделали, утверждает социум. Оно и понятно, иначе как же ему узнать, кто мы есть. Мне такое самоопределение кажется не намного глубже, чем "ты - это то, что ты ешь" или "ты - это то, как ты выглядишь". Я видел массу людей, достижения которых плохо соотносятся с их сущностью (как мне она представляется). Действия имеют громадную инерцию и влияют на них множество факторов, и из того, что мы делаем, зачастую трудно понять, кто мы есть. Это сложный reverse engineering с негарантированным успехом. Кроме того, очевидно, что, когда мы начинаем действовать по-другому, это совершенно не значит, что мы внутренне изменились. Наши действия - крайне поверхностный источник знаний о нас.

Долгое время я был уверен, что я – это то, что я думаю. Так я себя определял, мне казалось, это и есть первоисточник. И измениться в этом смысле означало – начать думать по-другому, более правильно, более мудро. Не могу передать, какое количество заблуждений связано с такой идеей!

Дело в том, что людям легче легкого поменять мнение. К примеру, часто они начинают плохо относиться к тому, к чему раньше относились хорошо: к родственникам, которые раньше казались образцом человеческой породы, к бывшим супругам, в которых когда-то не чаяли души, прошлым друзьям, которые раньше наполняли их жизнь смыслом, своим собственным прошлым поступкам, в правоте которых раньше не сомневались, ну и много к чему еще. Где были мои глаза! Какой же я был дурак! Иногда им видится в этом некий личностный прогресс, мол, пелена упала с глаз. Раньше был глупый, а теперь вон! Раньше думал неправильно, а теперь наоборот!

Может, так и есть. Может, новая позиция более правильная и взвешенная. Но никакого прогресса от такой перемены и близко не происходит! Пока мысли (с любым знаком, любым отношением) крутятся около тех же людей и понятий, мы продолжаем с ними соединяемся, навлекая на себя неизменно то же влияние. Мы продолжаем себя определять через отношение к ним. Не сменив полюс тяготения, мы никак не меняемся сами. В такой иллюзии изменений и прозрений ничего не стоит застрять на долгие годы.

Настоящие изменения происходят тогда, когда мы начинаем думать не о том же, но по-другому, а вообще о другом. Ибо для того, чтобы жизнь имела силы поменяться, должен появиться иного качества объект помыслов. Мы – это то, о чем (а не что!) мы думаем. Не через обсасывание прошлого неправильного, а через утверждение иного, через сильнейшую привязку мыслями к более возвышенной сущности. И потому прогресс не в том, чтобы открещиваться бесконечно от ненужного и чуждого, переживая свою ему прошлую приверженность. А в том, чтобы сориентироваться на новый источник вдохновения жить и внутренне с ним соединиться. Мы - это то влияние, которое мы стремимся на себя навлечь. Мы там, где наш энтузиазм.



Комментариев нет:

Отправить комментарий