воскресенье, 7 июня 2015 г.

Как жертвовать деньги

Согласно World Giving Index, Россия находится на 125 месте в мире (из 135 стран) по уровню развития благотворительности. Эфиопия, Берег Слоновой Кости, Буркина Фасо, Демократическая Республика Конго, все до единой страны бывшего СССР, не говоря уже о «золотом миллиарде», - все оказались статистически щедрее и великодушнее нас. Почему наши бесконечные Толстые и Чайковские не сделали нас сострадательнее и гуманистичнее, вопрос открытый и объемный. Впрочем, дело тут не только в доброте и щедрости. В стране, где люди не доверяют собственной полицейской и судебной системе, здравоохранению, образованию и т.п., трудно ожидать доверия к людям и организациям, предлагающим добровольно пожетрвовать им денег.

Но речь сейчас о другом. Наши моральные качества, будь то недоверчивость, черствость или старая добрая жадность, вряд ли подлежат быстрому изменению. Однако у каждого человека, очевидно, есть некий порог если не бескорыстия, то хотя бы безразличия, некая минимальная сумма денег, с которой ему точно и искренне не жаль расстаться, будь это хоть 50 рублей в месяц. Вопрос: как расстаться правильно? Как сделать так, чтобы пожертвованная сумма, сколь угодно малая, сработала на общественное благо максимально эффективно?


Если говорить о частных пожертвованиях, то легче всего они происходят под влиянием острой сиюминутной жалости, глядя на картинку. На картинке: девочка-ангел, знакомая чьих-то знакомых из интернета, непременно белокурой славянской наружности, которой нужна операция в Германии. Вся совокупность инстинктов - за то, чтобы отдать денег непосредственно ей, ее несчастным родителям, безо всяких посредников. А вовсе не в какой-то благотворительный фонд, на какие-то абстрактные проекты, аренду офиса, продвижение в медиа, зарплату и обучение чьих-то там сотрудников. Все это долго и непонятно, и еще неизвестно, во что выльется, а бедную крошку жалко прямо сейчас. К тому же на странице любого фонда таких крошек – десятки. И как я должен решить, кому жить, а кому умирать?

Не поймите меня превратно, любой акт помощи сам по себе достоин восхищения. Как любой навык, наша способность бескорыстно кому-то помогать нуждается в тренировке. Однако, по моему глубокому убеждению, адресная помощь крайне неэффективна по сравнению с системной. И вот почему.

Игнорирование причины

Адресная помощь – это всегда борьба со следствием. Без исключения. Но предотвращение и раннее обнаружение всегда намного эффективнее.

К примеру. Как известно, фонд Билла и Мелинды Гейтс, распространяя и пропагандируя в Африке противомоскитные сетки, спас десятки миллионов жизней. Именно столько людей не заболели малярией благодаря такой вот нехитрой профилактике. Замечу, что на момент вложения денег благополучатели -  здоровые взрослые люди, и жалости по сравнению с вышеупомянутой девочкой не внушают ни капли. Идея, однако, в том, чтобы не ждать, когда их станет жалко по причине болезни и немощи, а предотвратить то, что еще не началось, или началось, но не набрало обороты.

Другой блистательный пример, уже на российском материале, про то, как профилактика аспергиллеза у детей, больных лейкозом, на экономически на два порядка (!) эффективнее лечения уже заболевших пациентов. Это означает: затраты на то, чтобы вылечить одного заболевшего, соответствуют затратам на то, чтобы сотни таких, как он, вообще не заболели.

Противоположный пример. МЧС России не тушит лесные пожары на стадии зарождения. Нет! Они включаются в борьбу с уже окрепшим мегапожаром, когда тот подступает к населенному пункту или стратегическому объекту. Конечно, победа возможна и в этом случае, но какой ценой? Не потому ли Россия - №1 в мире по темпам сокращения лесных площадей?

Вся наша социальная и профессиональная жизнь полна иллюстраций того, что бороться надо с причиной негативного явления, а не со следствием. И социальные программы тут не исключение.

Бессистемность

Адресная помощь – это всегда точечная помощь одному человеку, а не вклад в борьбу с явлением. Можно собрать кучу денег и отдать их какому-нибудь доктору Хансу Майеру во Франкфурте, которые таких операций делает по две в день последние тридцать лет. И понятно, что для близкого человека хочется сделать именно так! Однако это никак не формирует способность нашего общества противостоять подобным недугам, а даже, скорее, ее ослабляет. (Способность Германии, кстати, в прокачке не нуждается) Но кому же захочется жертвовать деньги на зарубежное обучение для наших хирургов, которое в будущем спасет десятки жизней? Хирургов не жалко, как и их будущих, еще на заболевших пациентов.

В экономической теории есть понятие альтернативных издержек. Это возможности, упущенные при совершении выбора об использовании какого-то ресурса. Спасая чью-то жизнь «любой ценой», надо понимать, что цена это – другие жизни. Поэтому не лучше ли адресовать проблему целиком, системно и последовательно, как это делается рядом фондов?

Неэффективность

Адресная помощь часто собирается частными лицами, родственниками тех, кто попал в беду. И из-за этого крайне непрозрачна.

Как известно, около 30% благотворительного фандрайзинга в соцсетях - жульничество, а картинки якобы благополучателей взяты из сети. Кроме того, даже если человеку действительно нужна помощь, как убедиться, что его родственники не потратят ваши деньги на алкоголь/одежду/квартиру для себя? Профессиональные благотворители таких примеров знают десятки, да и механизмов помешать нецелевому расходованию денег у жертвователя никаких нет, т.е., отдав деньги, вы никогда не узнаете, на что они были потрачены. Другая ситуация с фондами – те отчитываются перед Минюстом и жертвователями, аудируются и связаны собственным уставом до такой степени, что не могут употребить собранные средства даже на смежную область благотворительности.

Но дело даже не в этом. Предположим, что родственники благополучателя - не мошенники, человек действительно нуждается в помощи, и они планируют действительно о нем позаботиться.  Но где гарантия, что они распорядятся средствами эффективно и рационально? Что не начнут неоправданно дорогое лечение в Германии, которое не смогут закончить, при том, что аналогичное можно получить по квоте в России - просто потому, что для близкого человека очень-очень хочется всего самого лучшего, и рациональность уступает эмоциональности? Что не купят умирающему красный Феррари, чтобы его подбодрить? Или что не наймут частный самолет, чтобы везти его, под капельницей, к легендарному перуанскому шаману? Понятно, почему они хватаются за соломинку! И именно поэтому хорошо такое разделение: профессионалы помогают – родные люди держат за руку.


Не стоит думать, что для благотворительности надрывная жертвенность и эмоциональность – критерий успеха. Как в любой другой деятельности, здесь важна организованность, системность и эффективность - то, что отличает профессионалов. Билл Гейтс, Дэн Паллотта, Джон Вуд – не сердобольные тетушки, работающие за святой дух. Эти люди не забывают считать value for money, сознают силу системного подхода, умеют управлять большим энергопотоком. Это мощнейшие профессионалы в том, чтобы эффективно достигать сложные и отдаленные цели. В данном случае – цели чрезвычайно благородные.

И потому пусть каждый занимается своим делом. И помогает кому-то из тех, кто точно знает, как помогать.

via
via

Комментариев нет:

Отправить комментарий