среда, 13 января 2016 г.

Кнопка

В прекрасном фильме моего детства жулики хотели управлять человекоподобным роботом нового поколения, естественно с корыстными намерениями. С этой целью они его похитили и искали у него кнопку. В том, что кнопка должна быть, у них не было никаких сомнений, по крайней мере у тех, кто этого робота в глаза не видел. Ведь в том и разница между роботом и человеком, в этой самой детерминированности, в однозначной управляемости. Однако кнопки не оказалось, чудо-парнишка жил своей жизнью, выстроенной на таком чистом и честном аксиоматическом множестве, что большинству настоящих людей не худо бы перенять. А без кнопки чертовски неудобно, непредсказуем результат, непонятно, убедил - не убедил, обманул - не обманул. В итоге для нестрашных злодеев все кончилось довольно неудачно.


Сейчас странно признаться себе в том, что долгое время я подобным образом искал кнопку у самого себя. Что-то самое важное понять или сделать. Найти всеобщий источник всего и припасть к нему смело. Где-то прочитать или выработать волшебную стратегию жизни и раз и навсегда обрести смысл и цель, и успокоение насчет смысла и цели. Обрести такое жизнеуказание, которое сразу выведет на новый уровень, после чего можно будет успокоиться, сделаться счастливым и просто жить. Сейчас очень смешно это вспоминать.


Между тем на этот вопрос есть множество взглядов, техник, теорий и практик, есть прямо очень интересные и полезные, дающие ощущение роста и прогресса, а то даже и сам рост и прогресс. Все по-честному, без шарлатанства, без дилетантства, без позавчера написанных священных текстов, все от людей, которые явно не просто так, не нам чета. Без иронии, все именно так. Осмысливай и внедряй. Сложность в том, что всем этим трудно интересоваться, не имея в виду какой-то собственный и довольно быстрый результат. Понять или сделать что-то волшебное нужно быстро, чтобы сразу после перейти к счастливой жизни (что бы это не значило). Мы по большей части крайне дурно сориентированы и потому путь перед нами лежит не из легких, даже еще не доходя до кнопки.

Ведь мы без колебаний готовы потратить лет пять в институте, чтобы стать хорошим инженером или юристом, а после готовы еще столько же подносить снаряды старшим товарищам, перенимая опыт, а потом еще всю оставшуюся жизнь профессионально развиваться, быть в курсе и на плаву, а если в том и ленимся, то по крайней мере относимся к такой ориентации уважительно и с пониманием. Однако выяснению вопроса о том, как правильно жить, мы не готовы посвятить и 1% этого времени и усилий. Что это значит, правильно жить? В чем успех и в чем неуспех? Как быть хорошим человеком, что это вообще такое и зачем этим интересоваться? Что это в действительности значит – родиться мужчиной или женщиной? Или быть другом, сыном, мужем, отцом? Из чего состоит это понятие? Что для нас главное, а что второстепенное? Чем именно нам стоит и чем не стоит в жизни заниматься? Когда для чего наступает правильное время? Чего на свете нам стоит и чего не стоит бояться, и как вообще устроен страх? Чему стоит и чему не стоит верить? Мы не склонны всерьез задаваться такими вопросами, стихийно полагая, что каким-то магическим образом уже обладаем по ним правильной позицией. А позицию свою мы обычно на ранних этапах жизни перенимаем у людей, которые, точно так же как и мы, никогда об этом серьезно не думали.

Если на секунду остановиться и не предвзято окинуть такой расклад, впечатление создается дикое. Невозможно себе представить, чтобы мы подобным образом подошли бы к получению какой-то стандартной общественно полезной специальности. То есть, к примеру, захотев стать инженером, полагались бы исключительно на собственные кулибинские измышления и советы таких же точно дилетантов. Чушь! С инжинирингом у нас нет проблем, здесь мы понимаем, что у семимиллиардной популяции нашего вида есть в этой связи одна или две наработки, с которыми неплохо бы ознакомиться и адаптировать подходящие. И есть люди, продвинувшиеся на этом пути чуть более нашего, целые школы и коллективы, от которых неплохо бы слегка поднабраться, сэкономив себе лет 400 упорного труда. Почему так? Потому, что это общественная норма. Потому что абсолютно все уже поняли, что сложным вещам нужно учиться.

Если все же мы делаем следующий шаг, признавая, что «как жить?» не менее сложный и важный вопрос, чем «как работать?», и соглашаемся слегка этому поучиться, то тут и начинаются поиски кнопки. Это намного лучше полного невежества, но, к сожалению, тоже не самое умное занятие. Это поиск несуществующего короткого пути, волшебной методички, волшебного навыка, волшебной доктрины, волшебного тренинга или психолога. Это как намерение победить на конкурсе Чайковского, купив самоучитель фортепианной игры. Жизнеуказание, привлекательное своей упрощенной компактностью. Считалочка делай-раз. И если прошлый этап был чистым невежеством, то этот этап – чистая жадность, желание обрести бесконечно многое, не прилагая существенных усилий. Прогресс налицо.

И как любой прогресс, это прогресс поначалу открывает новый взгляд на все на свете, вызывает к жизни огромный спектр эмоций, ощущение, что мы оседлали мир и установили прочный контакт с космосом, и теперь заживем новой жизнью, обладая ответами на все вопросы, которыми, кстати, очень не возражаем поделиться с окружающими. Как будто кнопка найдена. Но как любая жадность, эта жадность наказуема. Первоначальная эйфория сменяется разочарованием и апатией. Невозможно долго жить в счастье только-что-окончательно-понявшего-как-устроена-жизнь человека. И ходит по свету масса таких вот разочарованных и обманувшихся, отрастивших было себе крылья, а теперь, по прошествии пары лет, жестоко изверившихся в техниках и наставниках, ранее казавшимися олицетворением самой истиной. Кнопка опять не сработала.

Сколько раз нужно осечься, чтобы понять и поверить в то, что кнопки нет вовсе, что задача по добыче настоящего высокопробного счастья сложна и не имеет окончательного и неподвижного решения, и что решается она всю жизнь, и по некоторым данным даже не одну. Чтобы делать то, что можешь, не больше и не меньше, с замахом надолго, навсегда? Чтобы спокойно и вдумчиво изучать, размышлять, примерять на себя, откладывать не подошедшее без досады и встраивать в себя подошедшее без мысли о том, что нашел панацею. Чтобы не слишком печалиться из-за  неизбежных откатов назад, когда вдруг возвращаются, казалось, давно искорененные несовершенства или заново встают в полный рост давно решенные вопросы. И чтобы, радуясь своим достижениям и прорывам, не считать их окончательными и неотъемлемыми, потому, что нет на свете ничего окончательного и неотъемлемого. И чтобы размышлять над собственными вопросами вместо того, чтобы бездумно лепить чужие ответы. И чтобы понять, что все это бесконечно важно, а, главное, что в конечном счете нет выбора этим не заниматься, не интересоваться, не ходить по этому пути. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий