среда, 16 июля 2014 г.

Пик

Как можно прожить всю жизнь, отыскивая свой Случай и не замечая, что решающий момент, тот, который оправдывает рождение и гибель, был тобой уже прожит? Он не вернется, но он сбылся, неотвратимо, полно, блистательно, благородно, как любое откровение.

Эко

Где-то в центральной России, в городе на Волге, вроде Саратова или Куйбышева, жила-была девушка Татьяна. За компанию с подружками поступила она в местное медучилище, и стала местным медработником, не хорошим, не плохим, обычным, из поликлиники. А потом вышла замуж, тоже обычно, не хорошо и не плохо, как все выходят, и по той же причине. Мужа ее звали, скажем, Володя, и был хороший парень, только слегка отстраненный, в собственной жизни как-то не слишком участвовал. Татьяна была главной - за счет оптимизма, храбрости и некой внешней строгости, изнанка которой - доброта.

И родила двух сыновей, и была им обычной, хорошей мамой. Потому, что любая мама хорошая, потому что одна, потому что монополист, и намного лучше, чем все немамы на свете. И была ответственна и добра (строга) к мужу, детям, друзьям, коллегам, соседям и собакам. И была общительна, но не болтлива, и весела, но никогда не паясничала, и ладила со всеми вокруг, но ни под кого не подделывалась. И в этом было ее обаяние, и все его замечали.

И всю жизнь делала она то, что должна, и не тяготилась этим, и не мечтала ни о какой другой доле, и не притворялась ничем, кроме того, чем была. Никому не завидовала, никого не обвиняла, ни с кем не сюсюкала. И старела, потому, что человек не может не стареть, как потом не может не умирать. И особенного расстройства по этому поводу не испытывала, и из своей жизни большого дела не делала. Большинство вещей на свете ведь уже как-то устроены и свобода существует в небольших отведенных для нее временнЫх вольерчиках. И это удобно и, как правило, достаточно.

Так шли ее годы, без ярких событий или людей, однообразно, простым заученным маршрутом, в общем нормально и даже хорошо. Постепенно складывались морщины, тяжелела фигура, подрастали дети. И нежданно как-то наступило ей 60 лет, и  разъехались сыновья, и завелись внуки, и с почетом проводили на пенсию, и умер ее Володя, так толком и не поняв, что жил. И освободилась у Татьяны вся ее жизнь. Поскольку она всегда делала то, что должна, привычек к затейливому убийству времени у нее не было. И, вставая с утра и обозревая мысленно раскинувшийся перед ней нескончаемый день, она не представляла, чем его заполнить. Пока в одно прекрасно утро не поняла, что более ничего на свете не держит ее в ее Костроме или Горьком.

И открылись тогда Татьяне две важные истины. Первая: по дорогам каждую секунду движется несметное множество машин, грузовиков, фур и фургонов, и если просто относиться к людям и к удобствам, то можно бесплатно уехать куда угодно. И вторая: на свете полно простой работы за еду и небольшие деньги. Везде, в любой точке мира.

А вслед за этим открылось еще множество других важных истин. Например, что мир огромен и полон чудес и различий. И что самый сложный транспорт для путешествия автостопом - не корабль и даже не самолет, а обычное городское метро. И что за пять лет можно проехать десятки тысяч километров по России, Китаю, Индии, США, и еще Бог весть где, не зная иностранных языков. И что можно ночевать в палатках, фурах, буддистских храмах, гостевых домах, и работать поваром, уборщицей, кладовщицей, сторожем музея, ветеринарным фельдшером и еще Бог весть кем. И что хорошо не думать про обратный путь на пути туда, потому что жизнь переменчива и непредсказуема. И что не стоит лезть на рожон, но не стоит и увиливать от случая, который сулит то ли опасность, то ли радость. И что мир полон людей, которые что-то ищут, и они интереснее и живее людей, которые не ищут ничего.

Волосы ее окончательно поседели и выгорели, глаза посветлели и из морщинистых век смотрели прямо и молодо, с любопытством и твердостью. Пересекая величественные дали, промывая душу ветрами странствий и ледяной водой горных рек, утверждаясь с каждым днем в своей кочевой жизни, она перевидала громадное множество людей. В их число однажды попал и я.

...Часто бывает так, что пик нашей жизни приходится на молодость или зрелость. Но бывает и по-другому. И как момент смерти, лучше бы нам не знать заранее и момент настоящей, максимальной жизни, подъема, полноты, и не строить на этот счет предположений. Потому что в действительности все двери всегда открыты, и нельзя предугадать, когда Случай подтолкнет нас к одной из них, и как отзовется в душе какое-то событие, или человек, или одна-единственная фраза, и мир предстанет неожиданно свежим и радостным.

Комментариев нет:

Отправить комментарий