понедельник, 9 февраля 2015 г.

Дисциплина, или этот проклятый рабочий день

Дисциплина — это не метод воспитания, дисциплина — это результат воспитания.

                                   Макаренко

Как человек сугубо гражданский, большую часть сознательной жизни я презирал само слово дисциплина. Означало оно: гадкое казенное принуждение к какой-то примитивной бессмысленной деятельности, вроде хождения строевым шагом, которую сам для себя никто в здравом уме не выберет. Непослушание же карается тупой ненавистной превосходящей силой. Непривлекательные типажи по обе стороны дисциплинарного процесса. Насаждающие — непробиваемые «козырьки» из анекдотов, упивающиеся своим кусочком власти. И дисциплинируемые – унизительно послушные бараны без собственного волеизъявления. Ни к одним не тянет примкнуть.

Изрядная порция страданий по поводу такого устройства жизни достается гражданскому человеку на офисной работе. Приходится придерживаться фиксированных рабочих дней и часов (кто их вообще придумал?), а также порой сидеть на работе, когда не работается, и делать объективно бессмысленные вещи. Ни для кого не секрет, что бывают дни, когда организации было бы дешевле просто отпустить нас домой, во внеочередной оплачиваемый отпуск. Просто поваляться на диване, выспаться и набраться сил. В такой неудачный день мы не работники, и ни к чему это дисциплинарное насилие с более чем скромным результатом. В конце концов, наше дело – порождать добавленную стоимость, а не впечатлять начальство продолжительностью своего рабочего дня. Отдохнув и восстановив силы, мы вернемся с бОльшей энергией и продуктивностью. 

Подвижки в эту сторону уже давно начались среди компаний-пионеров управленческих методик, вроде Netflix, чей вид деятельности допускает подобные эксперименты. Гибкие рабочие графики, отсутствие учета отпусков и выходных, удаленная работа, послеобеденный сон по желанию – всем этим теоретически уже лет 10 как никого не удивишь. Они действительно молодцы! Ведь у всех нас разные биоритмы, и чем тратить уйму сил на преодоление своей природы, почему бы рабочему расписанию не посторониться и не приспособиться к человеку? Все мы за идеальный рабочий процесс – интегрированный в жизнь, естественный, в радость.

Однако последнее время я отношусь к дисциплине со все возрастающим уважением. В пользу этого есть несколько доводов.


Начать с того, что дисциплина – не стихийная напасть и не злой дядя с кнутом. Дисциплина – это решимость выполнять намеренно взятые на себя обязательства. Собственный выбор что-то делать или не делать одинаково длительное время, как результат нашей общей картины того, что правильно, а что нет. Говорят, Гоголь ежедневно проводил несколько часов, стоя за конторкой, которую он со времен Ганца Кюхельгартена предпочитал письменному столу. В дни апатии, когда литературный процесс не шел, он трудолюбиво покрывал бумагу фразами в духе мне сегодня не пишется. Есть вдохновение или нет, изволь пребывать в позиции, как будто оно есть. Ограничь свою свободу рамками ее желательного для себя применения.

Дисциплина дает колоссальную экономию душевных сил. Невозможно каждый раз пока звенит будильник пересматривать свое намерение встать пораньше. Его, намерение, нужно сформулировать один раз, в трезвом уме, а далее методично приводить в исполнение. Просто потому, что так надо, так решено. Без философий и альтернатив. Сделать так, чтобы принимала решение одна часть мозга, а придерживалась их другая. Эти процессы настолько различны по своей природе и задействуют настолько разные механизмы психики, что слишком частое переключение между ними – задача крайне расточительная.

Наконец, дисциплина – гигантский мультипликатор. Быстро делается то, что делается регулярно. Просто каждый день работать на работе. Всего лишь каждый вечер сорок минут читать книги. Или трижды в неделю играть на кларнете. Или бегать кросс. Или писать темперой. И окружающие ахнут, насколько быстро вы продвигаетесь! Это только бесцельная водянистая жизнь пролетает незаметно. Та же, что подчинена какому-то намерению — намного плотнее и проживается куда интенсивнее. И механизм этого подчинения, эта решимость в действиях, и есть дисциплина. Тот самый комплекс процессных целей, о котором я уже писал ранее, и который обеспечивает продвижение на избранном нами пути.

Есть довольно распространенный миф о том, что рабский стандарт 40-50 часовой рабочей недели не оставляет места для жизни. Мол, если бы не эта ненавистная трудовая дисциплина, я бы свернул горы на каком-то побочном поприще, а так, увы, лишен этой возможности. Однако опыт огромного числа людей, в том числе мой собственный, однозначно гласит: режимность и структура дает куда больше шансов что-то сделать, чем просто большое количество неорганизованного времени. И люди, которые волей случая были предоставлены сами себе длительное время либо проводили его бесцельно и бездарно, либо очень быстро по полной впрягались в дисциплину очередной деятельности.

…Кажется, понятие дисциплины прошло в моей жизни все этапы классического Hype cycle и относительно недавно вышло на свое «плато продуктивности». Там ему и пребывать.

==
Оригинал здесь

Комментариев нет:

Отправить комментарий