вторник, 17 июня 2014 г.

Счастье под микроскопом

В детстве меня отчего-то живо беспокоил вопрос восприятия цветов. То, что я называю синим, и что называют синим все остальные - как понять, что это один и тот же цвет? Засада в том, что никакие сравнения не помогут! Как небо? Как море? Да, для меня и для всех небо, море и вон тот свитерок одинакового цвета. Но какого? Как убедиться, что их синий - мой синий, а не, скажем, мой красный? Одним людям нравится некое цветовое решение, а другим нет - они точно говорят об одном и том же?

Со временем ответ так и не появился, просто вопрос утратил актуальность. Так часто происходит с детскими вопросами: вместо ответа, жизнь договаривается с нами, чтобы мы перестали его задавать. Ни к чему это, без толку. Забавно, что несколько лет назад для меня всплыл вопрос похожий, и, вероятно, столь же неразрешимый.

За последние лет 20 множество людей взялось исследовать психологию счастья. Золотой миллиард, убедившись, что его туловищу не грозит голодная смерть, с удивлением обнаружил, что сытость и безопасность счастья не гарантируют. И в том самом системном и научном ключе, который привел их на вершину благосостояния, эти люди методично взялись выяснять, чего же им не хватает. Наука, как известно, начинается там, где начинаются измерения. Западные исследования счастья строятся на статистике ответов испытуемых, насколько они счастливы в различных ситуациях, по 5-7-10 бальной шкале. И с этим у меня большие проблемы.

У меня нет никакой уверенности, что люди вообще понимают, о чем их спрашивают, что это вообще за зверь такой - счастье. Или уж по крайней мере, что они все понимают его одинаково. И причин для таких сомнений - тысяча и одна. От языковой - слово happy (как и слово f-ck) намного легковеснее русского аналога. Happy to do something - просто фигура речи, никаким счастьем и не пахнет, одна заученная любезность. До вполне философской - индуисты, к примеру, утверждают, что в эпоху деградации, в которую мы проживаем (Кали-юга), людям подчас и вовсе незнаком вкус истинного счастья. Вместо этого за счастье они склонны принимать отсутствие телесных страданий, иначе говоря, комфорт. Есть разница!

Вероятно, с точки зрения науки это не столь важно, ибо раздающего рецепты интересует лишь относительный прогресс. Стал человек по собственным меркам на 15% счастливее - и славтегосподи! А еще бы ему не стать, если он вложил в эту активность силы и время. Бал правит статистика, и в ней есть своя красота и убедительность, и вообще, ничего не имею против поверки гармонии алгеброй. Однако сам дух ориентированности на результат, на показатель, привносит в такой подход зерно поражения.

В целом же подобные исследования вызывают лишь добрую улыбку. При наличии в мире нравственных (религиозных) школ, которые на протяжении тысячелетий исследуют вопрос "как жить в гармонии с собой и окружающим миром", вряд ли их путь будет усеян неслыханными ранее открытиями.

Религиозность в самом общем виде выглядит так:
  1. Есть некий высший миропорядок
  2. Люди являются частью этого порядка
  3. Их мера счастья зависит от того, насколько их мысли и действия с этим порядком в соответствии
Для пущей доходчивости, любая маститая религия обрастает также мифологией (в бизнес литературе это называется "кейсы": занимательные истории из жизни, наглядно иллюстрирующие успех или неуспех какой-то доктрины) и ритуалами (ментальными якорями). Возможно, хоть и непросто, сразу принять идею миропорядка, без сопроводительных материалов.

Именно этот миропорядок и пытаются по кусочку нащупать серьезные люди из лучших университетов, вооруженные хитрыми опросниками и инфракрасными термометрами, измеряющие глубину сна, ширину улыбки и уровень допамина в крови добровольцев. И не без успеха. Но абсолютно безо всякой новизны!



2 комментария:

  1. Хорошо. Добавлю свои 3 копейки.

    В любом исследовании, связанном с измерениями, необходимо определиться с единицами измерений и началом координат.

    В примере с цветом, на самом деле, все гораздо проще. Цвет - это длина волны. Ну вот взяли люди видимый спектр и разбили его на участки. И договорились между собой: 620 нм это красный, а 380 - фиолетовый. Ну, а все, что между ними - по детской считалке про фазана и охотника. Так что если есть сомнения, какой это цвет - ловим волну, кладем на бумажку и меряем нано-линейкой. (Хотя тут тоже не без косяков. Говорят, что у некоторых африканских народов в радуге всего два цвета, но это их проблемы)

    То, что счастье относительно, и систему координат выдумать и согласовать между всеми участниками не получится, это довольно очевидно. Так что да, попытки померить вызывают улыбку (при позитивном настрое) или недоуменное пожатие плечами (это у технарей типа меня).

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Про нанометры я в 8 лет не знал, конечно :)

      С другой стороны, тут же речь о другом: нет гарантии, что одни и те же волны *воспринимаются* одинаково. К примеру, надев инвертирующие очки, я по-прежнему буду способон отличить красный от синего, и даже сыграть в игру "небо - синее, роза - красная". Но цветовая картина у меня будет другая, эстетически и эмоционально. Как убедиться в том, что этого не происходит, и у всех нас одинаковые механизмы "трактовки" нанометров я с ходу не соображу.

      Удалить